Тайна острова Оук.

"Тому - что хочется знать."

Начало Антигравитация Катаклизм НЛО Рейха Катастрофы НЛО Расследование Геополитика Человек Слухи Х-Files Фото
Следы Богов Антарктида Бессмертие Библия Египет Технологии  Луна Марс Система Вселенная Источники Форум Автор

  
   12.
   "ОДИССЕЯ БОЛЬШЕРЕЦКИХ ОСТРОЖНИКОВ".
  
   Иван Устюжин был участником экспедиции Морица (Мауриция) Бенёвского, известной в истории под названием "Одиссея большерецких острожников". Бенёвский был польским полковником, угодившим на камчатскую каторгу в 1765 году за участие в Катовицком мятеже против Екатерины II, вознамерившейся после смерти последнего польского короля Августа III прибрать Польшу к своим рукам. 27 апреля 1771 года в Большерецком остроге на Камчатке вспыхнул бунт, зачинщиком которого, естественно, и являлся этот самый поляк. Восставшие скрутили малочисленных стражников, "завалили" военного губернатора Камчатки и собрались отбыть в южном направлении на приписанном к острогу, но не приспособленном для дальнего плавания галиоте "Святой Пётр". Компания путешественников подобралась самая разношерстная, она состояла как из аристократов и бывших офицеров царской армии, так и из самых отъявленных головорезов. К тому же в экспедиции, поставившей своей целью возвращение в Европу, примкнуло немало свободных людей: купцов, солдат, матросов, промышленников, и некоторые собрались в опасный путь даже с женами. Бенёвский объявил себя "резидентом пресветлейшей республики Польской и Его императорского величества Римскаго камергером" (*3) и принял все руководство на себя. Через две недели после переворота "Святой Пётр", груженый припасами, взятыми из кладовых острога, поднимает паруса и отплывает.
   История эта общеизвестна, однако некоторые моменты дальнейшей биографии Бенёвского весьма спорны. Путешествие вокруг Азии и Африки продолжалось целый год. Многие участники экспедиции умерли в пути, многие сбежали, а некоторых Бенёвский попросту высадил в различных пунктах по пути следования, что б воду не мутили. В Макао галиот пришлось продать португальцам, а на вырученные деньги купили другое, более мореходное судно. 7 июля 1772 года это судно, преодолев наконец три океана, кинуло якорь в порту французского города Порт-Луи, и измученные долгим плаванием путешественники разбрелись по Европе кто куда.
   Однако Бенёвский не собирается задерживаться в Старом Свете надолго. Он хочет вернуться на Мадагаскар, где побывал во время плавания, и восстановить виденный им и основанный в ХVII веке пиратами Миссоном и Караччиоли город Либерталия, который впоследствии пришел в упадок и был разрушен воинственными туземцами. С Бенёвским отправляются на строительство нового поселения еще 12 человек из числа камчатских беглецов, а также целая армия наемных поселенцев.
   В феврале 1774 года новая экспедиция прибывает в залив Диего-Суарес в северной части Мадагаскара и основывает новую колонию. Бенёвский провозглашает себя губернатором Либерталии а также всей остальной части Мадагаскара. Французам же, которые тоже имели на Мадагаскар кое-какие виды, вмешательство бывшего российского ссыльного в их колониальные дела, однако, не по нутру. Они начинают вставлять новоявленному колонизатору палки в колеса, и затея новоприбывших "либерталийцев" кончается тем, что через полтора года Бенёвский бросает своих подданных на произвол судьбы и отправляется восвояси.
   Почти пять лет полковник проводит в Англии, куда перебирается жить после Мадагаскара, и зарабатывет тем, что описывает своё беспримерное путешествие из Азии в Европу в разных ракурсах и в различных формах - его книги мгновенно становятся бестселлерами в Англии, Германии и Франции. Затем Бенёвский едет в Америку, и провозглашение независимости США застает его в Балтиморе, где он состоит на службе богатого коммерческого дома "Веsson & Son" в качестве администратора по финансовым вопросам, а попросту - Бенёвский занимается выколачиванием денег из зарвавшихся должников приютившей его фирмы. В 1784 году неугомонному поляку удается убедить своих хозяев отправить на Мадагаскар экспедицию, дабы основать там процветающие поселения и вести выгодную торговлю с местными жителями назло загребущим французам. Вскоре из Балтимора в сторону Африки отправляется хорошо экипированный и вооруженный бриг "Капитан Пратт".
   В январе 1785-го "Капитан Пратт" прибывает на Мадагаскар и ведет из своих мощных пушек обстрел французского форта Носси-Бэ. На берег высаживается десант, но овладеть укреплениями ему не удается. Тогда полковник решает сменить тактику. Он заключил союз с вождями наиболее могущественных мальгашских племен и взялся обучать их воинов всяким военным приёмам. Первые сражения, имеющие целью изгнать французов с Мадагаскара, имели успешный исход, однако французы не уступили, а перебросили с Иль-де-Франса (Реюньона) подкрепления.
   В начале 1786 года Бенёвский терпит от французов сокрушительное поражение, и ему с частью команды только чудом удается спастись на "Капитане Пратте" в открытом море. Несколько месяцев о нем ничего не слышно, и французские власти решили, что неугомонный полковник отправился восвояси, но в конце концов "Капитан Пратт" объявляется в Бенгальском заливе и атакует французские торговые суда, курсирующие между Индией и Голландской Ост-Индией, Индокитаем и Филиппинами. Французы направляют на поимку новоиспеченного пирата целую эскадру, но Беневский не так прост, чтобы попасться к ним в руки. Он совершает переход на другую сторону Индостана, в Аравийское море, и захватывает несколько кораблей, перевозящих драгоценности из Гоа во Францию. Самой последней добычей удачливого поляка был французский галеас "Анжеблуа", на котором, по сообщению губернатора французской колонии в Индии Мариуса де ля Гуэльера, находилось золота и бриллиантов на поистине фантастическую сумму - немногим менее пятнадцати миллиардов франков...
   После захвата "Анжеблуа" Бенёвский окончательно покинул Индийский океан и исчез вместе с колоссальной добычей на целых полтора года. Но в 1787 году "Капитана Пратта" вдруг встречают в окрестностях Сен-Пьера, административного центра французской колонии Микелон, расположенной у берегов Ньюфаундленда в Северной Атлантике. Бенёвский пытается напасть на бриг "Шопрен", который только-только прибыл из Франции и доставил для колонистов провизию и прочие товары. Однако на этот раз удача была не на стороне бывшего мадагаскарского губернатора - пушки береговых фортов Сен-Пьера разнесли "Капитана Пратта" в пух и прах, а он сам и большая часть его команды погибают в результате взрыва пороховых погребов...
   Французские власти проявляют к спасшимся пиратам очень большой интерес в надежде, что те расскажут, куда Бенёвский подевал ценности, захваченные на "Анжеблуа" и других французских судах в Индийском океане - тщательное обследование останков затонувшего на мелководье "Капитана Пратта" показало, что золота на его борту нет. Однако пленные скорее предпочтут умереть, чем выдать тайну. Тогда французский губернатор решает переправить ценных свидетелей во Францию, где, как ему кажется, им развяжут языки наверняка. 16 февраля 1787 года "Шопрен" отправляется назад во Францию, имея на борту заключенных пиратов в количестве 23 человек, но корабль пропадает где-то в просторах Атлантического океана, и тайна так и остается тайной вплоть до наших времён.
   Но, как оказалось впоследствии, в тот злополучный для самого Бенёвского день, когда его корабль взлетел на воздух, на "Капитане Пратте" недоставало одного человека, который был бессменным спутником поляка целых шестнадцать лет и был посвящен во все дела и даже тайны своего шефа. Этим человеком был самый верный его ученик - "поповский сынок" и штурман Иван Устюжин, который за несколько дней до сражения при Сен-Пьере был тайно высажен в Галифаксе по причине болезни, с которой в корабельных условиях справиться было невозможно. Что это была за болезнь, выяснить не удалось, однако факт остается фактом - самый главный свидетель по делу о сокровищах "Анжеблуа" удачно избегает участи своего учителя и его товарищей!
   После гибели "Капитана Пратта" и своего выздоровления Иван Устюжин долго мытарствуется по заграницам, а затем приезжает в Россию (*4). В Петербурге, благодаря знанию языков, он поступает на службу в Иностранную Коллегию. Ничто не говорит о том, что он успел воспользоваться ценностями, утаенными Бенёвским, однако с 1791 года и до самой своей смерти, наступившей в 1799 году, он неоднократно пытается заинтересовать царских чиновников, а также частных предпринимателей и промышленников перспективами организации оснащенной морской экспедиции к... Лабрадору!
   Учитывая, что Устюжин был учеником Беневского, известного своей приверженностью к идеям колонизации тропического Мадагаскара, этот интерес его к пустынным и негостеприимным берегам приполярных земель можно расценивать не более как неуместное, и даже глупое чудачество. Однако рассматривая попытки этого необычного человека вновь оказаться у берегов Северной Америки во главе хорошо подготовленной и оснащенной экспедиции в свете старой темы о пропавших сокровищах, можно запросто вычислить, что Лабрадор находится не так уж и далеко от Новой Шотландии, возле которой расположен так печально известный остров Оук!
  
  
  
  
   13.
   ПРОГРАММА ПОЛКОВНИКА БЕНЁВСКОГО.
  
   Итак, анализ одиссеи Бенёвского следует начать с того самого момента, как он вообще всплывает в анналах мировой истории. Пленный польский полковник, пытающийся защищать независимость своей родины, заключен по приказу российской императрицы Екатерины II на каторгу в самый удаленный уголок ее империи. История по тем временам прозаическая, однако если бы Бенёвский был простым военным служакой-патриотом, то не было бы и острова Оук. Дело в том, что Бенёвский был по натуре самым законченным авантюристом, что весьма наглядно вытекает из всей его последующей биографии, и потому несколько можно сомневаться в том, что этому человеку были дороги именно интересы независимой Польши. Он был человеком умным, и прекрасно понимал, что разорённой своими глупыми аристократами стране независимости не видать, как своих ушей, и присоединение к какой-нибудь великой державе пойдет ей только на пользу. Скорее всего, что бунт против русских возник на почве имущественного "спора", то есть Бенёвского просто застукали в тот момент, когда он втихомолку грабил какого-то слишком уж прижимистого шляхтича. Однако как бы там ни было, а через некоторое время поляк оказался на другом конце материка, и положение это его никак не устраивало. Вот тут-то он и показал окружающим, на что способен доблестный польский офицер!
   И весь мир вдруг увидел, что перед ним не абы кто, а отличный организатор и талантливый военачальник, человек с неиссякаемой фантазией и железной волей. Устроить бунт, подавить сопротивление хорошо вооруженного гарнизона, прихлопнуть самого губернатора, объединить множество единомышленников и преодолеть три тысячи морских миль (5500 километров!) от Камчатки до Южного Китая на утлом пакетботе в те времена решился бы далеко не каждый. А сколько опасностей он преодолел в своем нелегком плавании! А сколько заговоров внутри своей собственной команды раскрыл и пресек! А сколько решил финансовых и других не менее насущных для любой экспедиции проблем! А сколько... Можно подозревать, что этих "сколько" было столько, что не каждому капитану по зубам.
   Но Бенёвский добился того, что на весь путь от крайнего востока Азии до крайнего запада Европы через крайний юг Африки у него ушло чуть больше года, и это при том, что в каждом крупном порту путешественники останавливались на месяц, а то и на два. После завершения эпопеи Бенёвского зачем-то понесло на Мадагаскар, и трудно поверить в то, что этот искатель приключений соблазнился созданием вольного поселения, как это стараются представить некоторые не вполне информированные историки. Скорее всего Бенёвский давно уже задумал основать свою собственную базу на довольно оживленном "хайвее", по которому из Индии и Китая в Европу перевозились сказочные богатства. Ведь стоит только припомнить, что его идейными вдохновителями тоже являлись пираты, к тому же в те времена в Индийском океане пиратство если не процветало, то все же существовало в явно неприкрытом виде. Знаменитый современник Бенёвского - Робер Сюркуф вовсю грабил нагруженные золотом английские и португальские корабли, и свою базу имел не так уж и далеко от Мадагаскара - на Реюньоне, и даже пользовался уважением и покровительством самого Наполеона Бонапарта. Так что затея Бенёвского насчет "свободной Либерталии" весьма прозрачна. Другое дело, что в 1774 году у него ничего не вышло, потому что французские колониальные власти не дали себя обвести вокруг пальца, да и сами колонисты не решились поддержать опасные начинания своего предводителя - ведь выезжали из Франции они как свободные переселенцы, а не как свирепые пираты...
   Немного поразмыслив над проблемой и до конца убедившись в том, что с нынешним "материалом" каши не сваришь, полковник, задумавший стать адмиралом, отправился на поиски новых, уже более могущественных спонсоров. В результате почти десятилетних скитаний из-под его пера вышло несколько трудов, посвященных проблемам колонизации заморских земель. В этих сочинениях он как бы между делом превознес свои собственные подвиги до таких заоблачных высот, которые позволили ему в конце концов завязать нужные знакомства среди торгово-промышленной элиты молодого американского государства. Еще через некоторое время в его руках оказался первоклассный бриг, укомплектованный тщательно подобранной им командой единомышленников, а также моральное право проводить захватническую политику по отношению к кому бы то ни было под эгидой еще более алчных, чем испанцы, англичане или французы, американских банкиров. Напомним, что именно эта политика вмешательства в колониальные дела Англии и Франции, осуществляемая американцами хоть и руками авантюристов, подобных Бенёвскому, но именно на свои собственные, американские денежки, и привела в конце концов к Американской Отечественной войне 1812 года, когда англичане вторглись в пределы США и попытались силой оружия совершить то, что им не удалось в 1778-м, когда Джордж Вашингтон объявил Северо-Американскую независимую республику. Так что ни о какой "свободной Либерталии" Бенёвский и думать не думал, когда, с ног до головы экипированный своими новыми хозяевами, высаживался в Носси-Бэ.
   Однако французы очень скоро дали понять пиратам, что не потерпят на своих коммуникациях американской базы, и тогда Беневский решил действовать на свой страх и риск. Умело маневрируя из одной операционной зоны в другую, этот новоявленный корсар набил трюмы "Капитана Пратта" богатствами, которые не снились ни одному пирату в мире, включая капитана Блада, Кидда и Генри Моргана вместе взятых. Об этом можно судить хотя бы по сохранившимся до наших времен отчетам капитанов ограбленных Бенёвским кораблей, и губернаторов тех провинций, в которых грузилось отправлявшееся на них в метрополию золото. Даже по нынешним временам, когда по улицам миллионеров ходит - плюнешь и не промахнешься - это немалые богатства. В результате несложных математических изысканий можно получить сумму, которая чуть ли не вдвое превышает весь нынешний военный бюджет такой страны, как Великобритания - 42 миллиарда долларов! Кто скажет, что это не так уж и много, с тем спорить не стоит, но зато стоит осознать, что подобными средствами не ворочал тогда ни один монарх в мире!
   Итак, наш доблестный герой собрал сумму, необходимую ему для осуществления любых замыслов и планов, которые только могли зародиться в его неординарной голове, и решил судьбу больше не испытывать. Мадагаскар его уже не интересовал, и новоиспеченный миллиардер устремился к берегам Нового Света, где ему надлежало пустить свои средства в оборот.
   Однако очутившись у берегов США, Бенёвский открыл для себя неприятные вещи. Французы, лишившись сокровищ "Анжеблуа", подняли вой на весь свет, и правители дружественных Людовику ХVI держав, искренне сочувствуя ограбленному проходимцем коронованному "бедняге", пообещали ему схватить Бенёвского и выдать Парижу с потрохами, то есть с сокровищами. А так как в ту пору и французы, и американцы имели одного общего врага (англичан), то автоматически считались союзниками. Бенёвский узнал эту весть на подходе к Бостону от повстречавшегося в море рыбака, и тут же шарахнулся прочь от американского берега к берегам Новой Шотландии, являвшейся тогда самой верной колонией Англии в этом регионе. Однако на покровительство англичан, страдавших неуместной тягой к имуществу не только врагов, но и друзей, надежды тоже не было. Тогда Бенёвский отправляется на поиски укромного местечка, где он смог бы припрятать свои богатства до лучших времен, и этим местечком, конечно же, оказывается именно наш остров Оук!
  
  
  
  
   14.
   ШТУРМАН ИВАН УСТЮЖИН.
  
   Теперь остается разобраться с Джоном Мак-Гиннисом и его компанией. Многие официальные источники указывают, что Мак-Гиннис проживал на Оуке с "незапамятных времен", то есть задолго до предполагаемой высадки Бенёвского на этом острове в 1787 году. Как нам известно, хижина старика стояла прямо на перекрытии, скрывавшем под собой вход в Денежную шахту, значит есть все основания считать, что он о ней прекрасно знал, тем более что он обещал после своей смерти осчастливить невиданным богатством Мак-Гинниса-младшенького, то есть своего внука, взятым из каких-то неведомых источников. Мак-Гиннис был англичанином, когда-то служил на флоте, но документы умалчивают, на каком именно. Однако фамилия Мак-Гинниса фигурирует также в материалах по Ивану Устюжину, "бомбившему" питерских бюрократов вплоть до 1799 года. В одной из докладных, поданных канцеляристом Хотинским на рассмотрение столоначальника Морской Коллегии в Петербурге, идет речь о некоем Мак-Гиннисе - "компаньоне" Устюжина по прошлому "путешествию", который, "...являясь аглицким подданным, выдал в пользу Российской Империи некоторые секреты, касающиеся в частности сведений о давно искомом мореходами всех наций Северо-Западном проходе поверх Нового Света, которым могли бы воспользоваться русские корабли, направляющиеся из Петербурга и Архангельска к берегам Камчатки и Русской Америки..."
   Конечно, можно несколько засомневаться в том, что этот Мак-Гиннис и на самом деле владел какими-то там еще секретами, кроме секрета, касающегося зарытого Бенёвским на Оуке клада. Скорее всего, упоминание о Северо-Западном проходе, столь желанном для европейских торговцев кратчайшем пути в Китай и Индию, было всего лишь уловкой, направленной на то, чтобы государственные крючкотворы побыстрее снарядили Устюжина в плавание к берегам Америки, где его ждал гигантской величины клад. Но наши крючкотворы оказались сильнее, Устюжин, в свое время преодолевший все тяготы и лишения совместных с Бенёвским странствий, за срок более короткий угас в борьбе с неистребимыми российскими бюрократами.
   Но зато теперь наверняка можно предположить, что Мак-Гиннис был не просто "вольнонаёмным" сторожем клада, а еще и ближайшим приятелем Устюжина, или даже самого Бенёвского, который познакомился с ним во время своих скитаний по Северной Америке, иначе Устюжиным в докладной была бы указана какая-нибудь иная фамилия. Вероятно, после гибели "Капитана Пратта" у берегов Микелона Устюжин был не в состоянии отыскать в Новом Свете достойного компаньона для извлечения им самим же закопанных сокровищ, и он решил попытать счастья в России, предварительно "застолбив" Денежную шахту Мак-Гиннисом...
   Однако пытаясь выяснить статус Мак-Гинниса, мы забежали вперед так далеко, что следует подумать об остановке. Добравшись до Оука и решив воспользоваться его недрами, Бенёвский объявляет конкурс, как сейчас принято выражаться, на лучший проект тайника для своих сокровищ. За дело берется один из членов команды, талантливый русский инженер Григорий Рюмин, который бежал из России в Америку еще в 1749-м году после неудачной попытки поучаствовать в заговоре против царицы-императрицы Елизаветы II с целью водворения на престол ее тогдашнего мужа Петра. Видимо, Бенёвский посчитал, что те богатства, которые он увел у французской короны, неразумно использовать в ближайшее время - для того, чтобы на всю оставшуюся жизнь осчастливить каждого из своих подельников независимо от ранга, с головой хватило и малой его части. Остальное следует схоронить в так называемом "банке", какими в разные времена пользовались пираты. Рюмин без особого труда рассчитывает систему хитроумных подземных коммуникаций, которые, по замыслу Бенёвского, позволили бы надёжно изолировать сокровища от внешнего мира даже в том случае, если бы о них прознали посторонние и попытались бы извлечь без ведома хозяев.
   Для возведения подобного сооружения у Рюмина под рукой имелось все - разнообразный строительный материал, и толковые мастера, и выносливые рабочие из числа китайцев и африканцев, составлявших немалую часть экипажа "Капитана Пратта". Времени у строителей было тоже хоть отбавляй. Сохранению необходимой секретности благоприятствовала относительная удалённость Оука от основных населенных пунктов и морских путей. Немногие местные жители близлежащего Честера, страдавшие излишним любопытством, быстро потеряли к Оуку интерес, после того, как Бенёвский представился им британским адмиралом и заявил, что на острове проводит работы Управление гидрографической службы королевской штаб-квартиры в Галифаксе, и потому Оук является военным объектом. Следуя из этого каждый, кто осмелится приблизиться к нему на расстояние пушечного выстрела, будет рассматриваться как французский или американский шпион и подлежит расстрелу на месте. Выслушав эту устрашающую речь, обитатели Честера были настолько напуганы, что не решились ретранслировать ее по округе, а ограничились тем, что выдумали легенду о привидениях пиратов, якобы населяющих остров с незапамятных времен.
   Много позже, правда, некоторые старожилы все же поведали властям о странных посетителях острова и о проведенных ими не менее странных работах, но официальные лица посчитали эти сведения за сплетни многолетней давности и ограничились тем, что сделали запрос в галифакскую гидрографическую службу. Ответ руководства этой службы история донесла до нашего времени, и из него следует, что в 1787 году на острове Оук не проводилось никаких работ. Впрочем, их не проводилось ни в каком бы то ни было году по той простой причине, что королевскую гидрографическую службу Оук интересовать никак не может из-за мелководности бухты, в которой он находится. Бумага, отысканная в архивах Лунебёрга, на чьих землях расположен Честер, была подписана начальником штаб-квартиры и датировалась 1805 годом, тем самым годом, когда из Денежной шахты была выброшена самая первая лопата земли...
   Итак, Бенёвский надежно прячет "остатки" клада на Оуке, и отбывает по только одному ему ведомым делам. По дороге он ссаживает заболевшего Устюжина в Галифаксе, а сам отправляется к Микелону, где его ждет бесславный, и даже досадный после такого взлета конец. Сейчас уже трудно установить, ЧТО ему понадобилось еще от несчастных французов - если он захотел отнять у тамошних колонистов провизию, то не проще ли было ее закупить прямо в Галифаксе? Все документы, до которых добрались исследователи, по этому поводу пока молчат. Протоколы допросов захваченных моряков со взорвавшегося "Капитана Пратта" до нашего времени не сохранились, а увезший пленных в 1787 году во Францию "Шопрен" навсегда сгинул в морской пучине.
  
  
  
  
   15.
   ДНЕВНИК ШТУРМАНА УСТЮЖИНА.
  
   Далее история клада развивается по всем правилам детективной романистики. Старый Мак-Гиннис наконец "отдает концы", так и не дождавшись своего компаньона, сделавшегося после гибели Бенёвского прямым наследником всех его богатств. Роль Роберта Летбриджа в этом деле не совсем ясна, однако можно полагать, что Бенёвский (или Устюжин) просто оставил его для надзора за Мак-Гиннисом, выписав вместе с семьёй из Честера или какого-то другого городка на побережье, и снабдив средствами для ведения приличного хозяйства. Вполне вероятно, что Летбридж не был даже посвящен в тайну клада, хотя и получил строгие инструкции пресекать любые попытки "сторожа" поковыряться в земле острова. Насчет камня, предоставленного Селлерсу-первому вдовой Летбриджа, то наверняка он его нашел где-то в кустах, когда совершал обход своих владений. Однако не в состоянии расшифровать высеченную на нем надпись, он спрятал его до лучших времен. Если даже он и показывал камень Мак-Гиннису, то тот ничем помочь ему не смог, или же не захотел. Скорее всего последнее.
   Как уже известно, текст на этом камне, а также на камне, найденном позже в Денежной шахте, был составлен на латыни, прежде чем его зашифровали, а Бенёвский, как вытекает из отчета об экспедиции 1771-72 годов, предоставленного Екатерине II одним из спутников Бенёвского неким Магнусом Мейдером, латынью владел прекрасно, и даже во всеуслышание гордился этим. К тому же история доносит до нас страстное увлечение этого человека криптографией. Что касается кусочка истлевшего пергамента с написанными на нем латинскими буквами "w" и " i ", вынесенного буром на поверхность в 1896 году и послужившего темой для многочисленных и бурных дискуссий по поводу его происхождения, то следует особо отметить тот факт, что буква "w" кроме немецкого и английского алфавита входит еще только в ПОЛЬСКИЙ, и больше ни в один алфавит мира. Так что предположения о том, что шифр составлен именно Бенёвским, как мы видим, отнюдь не беспочвенны.
   Как уже упоминалось, в статьях многих отечественных и зарубежных авторов, посвященных "одиссее большерецких острожников", можно обнаружить неоднократные намёки на то, что к концу своей жизни Иван Устюжин написал какие-то "записки"... Однако эти намеки так и оставались намеками, пока на глаза какому-то архивариусу не попалась статья в газете "Известия" от 12.3.1920 года, посвященная различным бунтарям царских времен, начиная Болотниковым, Разиным, Пугачёвым и заканчивая бомбистами-народовольцами. В этой статье также упоминался и бунт в Большерецком остроге на Камчатке в 1771 году. Неизвестный автор этой статьи, зашифрованный под псевдонимом "Октябрьский" утверждал, что ему известно местонахождение дневников ближайшего соратника Бенёвского - И. Устюжина, который в течение пятнадцати лет вел летопись "этого славного борца за счастье народное... и создателя на далёком Мадагаскаре свободного от всяческой эксплуатации поселения под названием Либерштадт ("Либер" - по латыни Свобода)".
   В свете интересующей нас загадки это открытие было весьма обнадеживающим. Общеизвестно, что как раз в том, 1920-м году "Известия" взял под свое крыло небезызвестный международный "бунтарь" (вспомним хотя бы его отсидку в берлинском Маобите), а также "...деятель международного социал-демократического движения, член Центрального комитета РКПБ, левый коммунист и партийный публицист" Карл Бернгардович Радек. Неизвестно, в каком именно году были наконец отысканы дневники Устюжина, где они находились и почему не были найдены ранее; нельзя также с полной уверенностью утверждать, что в этих записках была полностью раскрыта тайна острова Оук, но то, что сокровища с ограбленного Бенёвским французского галеона "Анжеблуа" побывали в России - это уж точно. Для того, чтобы в это поверить, достаточно рассмотреть поближе некоторые события, связанные с особенностями развития отношений Запада с Востоком в конце далёких 20-х...
   
  
  
   16.
   СТАЛИНСКАЯ СУПЕРИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ.
  
   Как известно, 1927 год - это год начала индустриализации СССР. Но не просто индустриализации, а, по словам некоторых видных историков, сверх- и даже супер-индустриализации. Для победы мировой революции, которая являлась смыслом всего существования большевистского государства, требовалась мощная многомиллионная армия, вооруженная по последнему слову науки и техники... Требовались десятки, и даже сотни тысяч пушек, танков, самолетов, и не каких-нибудь, а самых что ни на есть лучших. Для этого советским коммунистам нужно было возвести множество крупных заводов, фабрик, арсеналов... Нужно было добыть миллиарды тонн руды, угля, нефти...
   Но в первую очередь реформаторам требовались деньги. Много денег. ОЧЕНЬ МНОГО! Проклятые буржуины-капиталисты ссужать кредиты коммунистам наотрез отказались, требуя взамен дешевой сельхозпродукции, но обобранное большевиками отечественное крестьянство, насильно загнанное в колхозы и совхозы, и само, что называется, еле ноги волочило. И вот тогда Сталин и придумал начать распродавать страну этим самым буржуям-капиталистам по дешевке, чтоб сговорчивее стали. За короткое время он реализовал на внешнем рынке титанические запасы золота, платины, алмазов. Он ограбил церкви и монастыри, императорские хранилища и музея, очаровывая будущих союзников русской стариной. В ход пошли иконы и драгоценные книги. На экспорт были брошены картины великих мастеров Возрождения, коллекции бриллиантов, сокровища музеев и библиотек. Все это продавалось таким валом и по таким бросовым ценам, что даже некоторые отпетые западные спекулянты-антиквары хватались за голову и во избежание дискредитации собственной репутации отказывались участвовать в этом преступлении, затеянном большевиками для того, чтобы, как они сами выражались, "перекачать средства из плохой культуры да в хорошую тяжёлую индустрию..."
   Итак, в конце 1929 года один парижский ювелир прибыл в Берлин на очередной аукцион, чтобы прицениться у "безделушкам" из Эрмитажа и других музеев, выставленным агентами Сталина для продажи. И тут вдруг он заявляет в прессе, что распознал многие предметы, которые присутствовали в описи погруженной в 1786 году на "Анжеблуа" партии ювелирных изделий тончайшей работы индийских и китайских мастеров. В подтверждение своих слов он потрясает оригиналом этой самой описи, добытым из каких-то древних архивов. Но на другой день ювелир вдруг бесследно исчезает вместе со своей бумажкой...
   Советские представители обескуражены. Словно оправдываясь, они утверждают, что это известный провокатор, получивший задание от польской разведки сорвать такой важный для молодой Советской страны аукцион. Однако многие потенциальные покупатели насторожены. Им не нравится поднятая вокруг ценностей шумиха. Французские, а за ними английские и американские газеты швыряют в возбужденную предвкушением сенсации толпу зевак смертельно опасный для большевиков вопрос: каким это таким образом в руки Сталина попали сокровища, награбленные полтора столетия назад польским пиратом Бенёвским и неизвестно куда подевавшиеся после его смерти? А?!
   Советское руководство оказывается в крайне затруднительном положении. Угрожающая пауза, заполняемая радостными воплями дорвавшихся до сенсации газетёнок, готова взорваться непредсказуемой силы политическим взрывом. Все ждут светопреставления, но тут происходит странная, необъяснимая вещь... Внезапно как по мановению волшебной палочки газетная шумиха прекращается. Наиболее ретивые газеты закрываются по каким-то не вполне понятным для посторонних наблюдателей причинам, остальные предупреждаются крупными штрафами...
   И тут, как по мановению волшебной палочки, в Париже объявляется советская делегация во главе с начальником Управления механизации и моторизации Красной Армии И. А. Халепским. Цель делегации - закупка образцов бронетанковой техники Франции для постановки в производство их в СССР. Одновременно подобные делегации высаживаются в Лондоне и Нью-Йорке. Правительства главнейших империалистических держав в условиях набирающего силу экономического кризиса отчаянно нуждаются в новых торговых партнерах, и несмотря на то, что у них с молодым еще, но уже окрепшим государством большевиков еще не существует полноценных дипломатических отношений, готовы продавать ему что угодно и в каких угодно количествах невзирая на возможные последствия.
   Переговоры, ясное дело, увенчались успехом. В Англии нашими "танкистами" были закуплены танки фирмы "Виккерс", в Америке - очень интересные и весьма перспективные танковые разработки замечательного американского инженера Дж.У.Кристи (*5). Французские танки, правда, оказались никому не нужным дерьмом, зато боевые самолеты наших летчиков заинтересовали очень. Истребитель "Dewoitine" в 1929-м году был лучшим истребителем в мире. Красным комиссарам он подходил, и они приобрели лицензию на его производство. Попутно моряки отобрали для себя некоторые технологии, с помощью которых французы успешно модернизировали свой линейный флот. Вопрос о сокровищах с "Анжеблуа" больше не стоял как кость в горле, и не расстраивал слуха заинтересованных сторон... По крайней мере в ближайшие годы. Сталин расплачивается за французские технологии французским же золотом, его также хватает для расплаты и с остальными поставщиками. И вот тут мы для большего прояснения картины припомним события, которые последовали за этим.
   Не проходит и года, как "проклятые буржуины" один за другим начинают признавать СССР как одну из ведущих мировых сил и направлять в Москву своих лучших послов и дипломатов. А советская индустриализация набирает мощные обороты, и ей уже нипочем даже самые страшные мировые кризисы. Сталин выиграл свою первую битву с внешними врагами, и заслуга в этом польского полковника Бенёвского очевидна. Так что секреты Сталина, как можно заключить из всего этого дела, охраняются не только лишь силами его собственных секретных служб. Внешняя политика - наука очень тонкая и точная, и коммунистический лидер овладел ею в совершенстве. Он, как никакой другой политик в мире, прекрасно умел бить одним махом двух зайцев сразу. В некоторых случаях - даже трех. В результате произведенного маневра Сталин получил и технику, и сбыл с рук золото, происхождение которого было столь сомнительным, что в другие времена могло бы привести к непредсказуемым последствиям. Причем для этого ему не понадобилось прилагать практически никаких усилий. Новоявленные союзники сами решили все проблемы и снабдили сатрапа танками и самолетами, которые были для него ценнее всех сокровищ мира. А попутно, так, между делом, он получил наконец возможность легализовать свои отношения с Западом, причем все эти Чемберлены, Гуверы и Пуатьены сами прискакали к нему на поклон, и с несвойственной политикам такого ранга горячностью стали заверять, что отныне и вовеки веков никаких препон Союзу Советских Социалистических Республик в его "законных устремлениях к всеобщему миру" ихние капиталисты и газетчики чинить больше не станут. Так что, как говорится в известной русской поговорке - нет худа без добра... вернее - наоборот!
  
  
  
  
   17.
   ЗЛОВЕЩИЕ МЕРТВЕЦЫ.
  
   Вот теперь и пришло наконец время детально разобраться с тем, ЧТО же там такое увидел в глубокой карстовой пещере на Оуке Дэниел Блэнкеншип в 1970-м году, и ЧТО именно заставило его с "изменившимся от ужаса лицом" бежать с острова и сделать годы спустя такое странное заявление? И даже можно не говорить о причинах его смерти, то есть ни о том инциденте, произошедшем в магазине, при котором исследователь так ловко был убит и являвшемся всего лишь поводом, а о причинах ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ... Ведь стоит только подумать о том, как кончили свои земные дела все лица, которые имели несчастье приблизиться вплотную к разрешению волнующей всех загадки, начиная с 1930 года.
   ...Конечно, было бы наивно полагать, что таким образом правительства всех стран, заинтересованных в сотрудничестве со сталинским (а потом хрущевским и брежневским) режимом "гасили волны", поднятые вокруг сокровищ Оука, но с этими проблемами, как показывает история, запросто могли справиться и сами советские спецслужбы. Ведь не мексиканское же правительство отрядило в 1940 году Рамона Самуила Меркадера, когда Сталину позарез потребовалось пришить Троцкого? И не американское ЦРУ прикокнуло Степана Бандеру в Германии, когда тот начал формировать свою диверсионно-террористическую сеть, направленную против СССР. Вполне вероятно, что и не Освальд пулял в свое время в президента Кеннеди из винтовки с оптическим прицелом, когда тот собрался начать проводить невыгодную в тот момент советским коммунистам (да и всем левым в мире) политику примирения Запада с Востоком. Так что авторство всех смертей, связанных с неумирающей тайной острова Оук вполне можно приписать всемогущей советской разведке в лице КГБ и ГРУ, резиденты-исполнители которых чувствуют себя на Западе очень уж вольготно и в необходимых для проведения своих операций средствах не нуждаются никоим образом.
   Итак, начать рассказ о трагедии Блэнкеншипа стоит с рассказа о том, что нашли в далеком 1930-м году новошотландские рыбаки неподалеку от острова Оук. Документы, зафиксировавшие это событие, сохранились в полицейском архиве Галифакса, и рассказывали о том, что в один прекрасный день того года рыбаки траулера "Сен-Маршалл", промышлявшие треску в районе банки Эмеральд, расположенной менее чем в ста милях от бухты Махон, вытряхнули из поднятого глубоководного трала-волокуши несколько объеденных рыбами трупов со скованными наручниками руками и с привязанными к ногам чугунными болванками. Затылки всех трупов были размозжены, как удалось установить криминалистам, выстрелами из пистолета, сделанными с очень близкого расстояния. Сперва подумали о гангстерах, которые таким способом избавлялись от своих жертв, но кто-то подверг критике эту версию, утверждая, что гангстеры не стреляют в своих жертв, которых намереваются утопить, а если и стреляют, то метят не в затылок, а в голову. Когда о находке стало известно в порту Галифакса, то внезапно другие рыбаки вспомнили, что за несколько месяцев до странной находки они наблюдали проходящее в районе лова судно, с которого беспрестанно раздавались звуки, похожие на выстрелы. Опознать судно им не удалось, потому что в тот день на море стоял густой туман, и был виден всего лишь размытый силуэт.
   Полиция попыталась провести опознание найденных останков, но их действия не привели ни к каким результатам. Удалось установить только, что наручники были не американского или британского производства. Сравнение с различными аналогами показало, что они могут иметь только советское происхождение, но так как в те времена каждый знал, что в районе Канады или Новой Англии пахнуть большевиками никак не могло, дело задвинули в долгий ящик до лучших времен. На всякий случай власти провели еще несколько пробных тралений в этом районе, но больше ничего не обнаружили.
   Зато обнаружили кое-что местные жители Оука у одного из немецких подводников, расстрелянных ими в 1940 году во время инцидента, описанного мной ранее. Как уже упоминалось, тогда при немцах не было никакого оружия, и документов при них тоже никаких не обнаружилось. Однако при более тщательном осмотре в кармане одного моряка нашли странную карту, начертанную от руки. На карте был изображен остров, очертаниями поразительно смахивавший на Оук, и план какого-то небольшого поселения, расположенного на южном берегу в восточной части острова. На одном из квадратиков, отмечавших, по-видимому, большое строение, была надпись на немецком языке: "БАРАК ЗАКЛЮЧЕННЫХ". Один умник из военной полиции тогда предположил, что Гитлер задумал основать на Оуке один из своих печально известных впоследствии концлагерей, но так как эта идея была до крайности абсурдна - фашистские концлагеря в Канаде! - об этой находке быстро позабыли. Зато план сохранился, и он прекрасно свидетельствует о том, что концлагерь на острове был, только, конечно, вовсе не немецкий! Вероятно, немцы каким-то образом все же проникли в тайну Сталина и заполучили в свои руки некоторые секретные данные. И их эта тайна почему-то заинтересовала настолько, что Гитлер приказал своему адмиралу Деницу послать к этому отдаленному клочку суши целых две подводные лодки, которые в том, 1940-м, так необходимы были адмиралу совсем в другом месте!
   А может Дениц просто решил устроить в бухте Махон свою базу? - спросят некоторые скептики. Справедливый вопрос, однако глянув на карту глубин этой бухты и всего прилегающего к ней района со стороны моря, можно запросто убедиться в абсурдности мелькнувшего предположения. В мелководный и изобилующий подводными скалами залив не может проникнуть даже небольшой тральщик, а что уж говорить о глубокосидящей океанской подводной лодке? Что же тогда потребовалось "волкам Деница" в этих негостеприимных, и даже опасных, судя по трагическому финалу одиссеи немецких подводников, водах? Об этом, возможно, уже не узнает никто, если только не случится чудо и не отыщется в каком-то архиве какой-нибудь интересный документик, способный пролить на эту историю хоть какой-то свет.
   Однако кое-какие выводы можно сделать и из имеющихся в наличии фактов. Теперь уж можно уверенно предполагать, что в 1929 году Сталин все-таки вывез с Оука все находившиеся там до этого сокровища, предварительно убедившись в их наличии из дневника Ивана Устюжина, отысканного по его приказу Карлом Оппельбаумом. Ведь дневник и на самом деле был найден, об этом во всеуслышание заявил в 1920-м году сам Радек, да и Оппельбаум подтвердил этот факт на допросах у Шелленберга.
   Итак, Сталин получил оукский клад Бенёвского, воспользовавшись для этого помощью своих германских агентов, создавших в конце 20-х целую сеть из подставных фирм "А.М.С.А.G.", "Дешимаг Франкфурт" и многих других, наверняка участвовавших в этом деле, но на след которых пока напасть не удалось. Далее, неизвестное (скорее всего советское) судно, переименованное для конспирации в "Гамбург" и имеющее фальшивые германские документы, перебрасывает на Оук партию ГУЛАГовских заключенных (а кого же еще? не свободных же рабочих нанимать!). Непосредственным руководителем экспедиции наверняка является проверенный в разных деликатных делах сталинский агент Бреггер. Изучив полученные от Оппельбаума записки Устюжина, он находит ключ к подземной сокровищнице, которого так и не смогли отыскать целые поколения работавших на острове до него кладоискателей, и в самые сжатые сроки с помощью новейшего оборудования, привезенного на "Гамбурге" и ценой нечеловеческих усилий своей подневольной команды (в состав которой наверняка входят не только простые землекопы, а и толковые инженеры, репрессированные за всякие "провинности" против режима и надеющиеся в обмен на свой самоотверженный рабский труд получить желанное помилование) извлекают сокровища на свет божий. Затем следы экспедиции тщательно уничтожаются, чтобы в недра острова отныне не смогли проникнуть какие-нибудь другие ретивые кладоискатели. Шахты засыпаются, шурфы взрываются, карстовые пещеры затопляются. Судьба заключенных, привезенных Бреггером на остров из Сибири, закономерна - в открытом море всех нежелательных свидетелей ждёт неотвратимый выстрел в затылок - излюбленная тактика сталинских "ликвидаторов"...
   Итак, теперь мы вплотную подходим к рассказу о том, что же там обнаружил наш покойник Блэнкеншип во время последнего своего погружения в недра Оука. Наверняка этого пока не знает никто, но зато вполне можно предположить, что он увидел там нечто подобное тому, что выловили в 1930 году канадские рыбаки из моря у банки Эмеральд, а именно - следы чудовищных преступлений, содеянных сталинскими подручными во время кратковременного пребывания на острове. Ну не принимать ли на веру нам, что увиденная Блэнкеншипом на экране монитора отрубленная человеческая рука и на самом деле могла принадлежать какому-то древнему пирату, как утверждали все эти годы многие кабинетные горе-исследователи, анализируя результаты его изысканий? Скорее всего, что в пещере той он увидел нечто более существенное, чем ПРОСТО какая-то там рука. Обезглавленные трупы, например, ведь недаром Блэнкеншип в своих записях упомянул про таинственный череп, который он якобы даже заснял на пленку... А может на лбу у этого черепа прямым текстом было написано "сделано в СССР", что уж совсем недалеко бродит от истины?
   Конечно, насчет надписи - это просто шутка. Зато насчет всего остального - всерьёз. В любом случае в заполненной водой пещере на глубине 85 метров Блэнкеншипу повстречались отнюдь не привидения, которые мерещились жителям окрестных селений с "незапамятных времен"...
   Как бы там ни было, а в самом главном Блэнкеншип оказался прав - нету на Оуке сокровищ, хотя до 1929 года они там были. Вы спросите - а как же тогда бочка с золотом, найденная Мак-Гиннисом и Селлерсом? Но не стоит обольщаться на сей счет - бочка могла быть простой приманкой для будущих кладоискателей, которые сунутся в шахту: "нашли клад - и валите поскорей отсюда..." Ведь Селлерс с Мак-Гиннисом так и поступили - после дележа добычи и ноги ихней больше на острове не было. И не их, в принципе, вина, что руководители "Синдиката Труро", объявившегося на Оуке треть века спустя, решили, что сокровища на острове все же имеются!
   Но вернемся к Блэнкеншипу. В свете описанных ранее событий его смерть не так уж и загадочна. Этот человек по своей собственной неосторожности проник в чужую тайну. Он обнаружил под островом следы присутствия на нем сталинских эмиссаров, причем следы прямо-таки не соответствующие облику так упорно рекламируемого коммунистами советского светлого будущего, нелицеприятные, одним словом. Но Блэнкеншип, испугавшись собственного открытия и убравшись с Оука, не угомонился. Проигнорировав печальную судьбу Гопкина и Шеффилда, смерть которых могла служить ему откровенным предупреждением, что б не лез со своей бурильной трубой больше в подземную пещеру, раздираемый противоречивыми чувствами - с одной стороны паническим страхом перед расправой со стороны КГБ, а с другой стороны тщеславным желанием раздуть всемирную сенсацию - он все же делает глупое заявление о том, что ему-де наверняка известно нечто такое, что поможет прищемить хвост большевикам, причем не только нынешним советским коммунистам, а всему мировому коммунистическому движению в целом.
   На что он рассчитывал - непонятно, однако он не учел того факта, что с такой пешкой, какой по сути он являлся, расправиться было гораздо проще, чем в свое время с Троцким, например. Все так и вышло, на этот счет у нас имеется еще одна хорошая поговорка: назвался груздём - полезай в корзину!
   Банкротство японской компании, собравшейся в 1983 году порыться на Оуке, также не может вызвать никакого удивления. Вероятно, высшему руководству СССР даже спустя полвека не улыбалась перспектива отвечать за грехи своих хитроумных и неразборчивых в средствах предшественников. Вспомним, что в том году у власти находился не кто иной, как сам Юрий Андропов - глава всесильной мафии, известной в мире, как уже говорилось, под устрашающим слух любого обывателя названием: КГБ. Что тому Андропову стоило обанкротить пару-тройку японских фирм для острастки других претендентов, чтобы не думали проявлять интерес к грязному белью коммунистической истории? Да ничего ему это не стоило. Зато после этого больше не появилось ни одного желающего заполучить сомнительные богатства таинственного Оука. А если кто-то все же и появился, то об этом никому ничего не известно.
  
  
  
  
   ЭПИЛОГ.
  
   ...Вот и окончена наша история, и можно считать, что она поставила последнюю точку в двухвековой протяженности споре относительно сокровищ блистательного Оука. Для полной картины остается уточнить еще некоторые детали, однако думается, что с этим заминки не выйдет. У Герберта Фрейзера, по его собственному заявлению, есть сведения, что наконец-то окончательно найдены загадочные "записки" Устюжина, пролежавшие более полувека в архивах КГБ в Москве, а также документы, проливающие свет на дальнейшую судьбу Мюллера и Оппельбаума. Он послал запрос в правительство Российской Федерации по поводу предоставления копий всех этих документов в его распоряжение, однако ответа еще не получил, хотя прошло уже порядочно времени. Фрейзер уверен, что его запрос просто попал в мясорубку вездесущей российской бюрократической машины, а не натолкнулся на непробиваемую и всепоглощающую стену, воздвигнутую некими таинственными силами, для которых обнародование некоторых старых дел порой так же смертельно, как и многие нынешние разоблачения.
   Впрочем, отчаиваться Фрейзер нисколько не собирается. Недавно он получил послание от одного бывшего советского разведчика - майора КГБ (проживающего в США с 1968 года), в котором он заверяет, что готов поделиться с сведениями о предпринятой Сталиным в 1929 году экспедиции за сокровищами Оука. В свое время этот человек имел доступ ко многим советским архивам, и ему наверняка известно, где и что нужно искать. Кроме того он утверждает, что знает местонахождение копий дневников Устюжина, сделанных в 20-х годах и переправленных за границу Карлом Радеком незадолго до того, как его арестовали в 1937 году. Этими копиями Радек намеревался шантажировать Сталина, полагая, что они - надежная гарантия его собственной неприкосновенности в условиях массового сталинского террора. Однако у шантажиста ничего не вышло по причинам, от него не зависящим, а спрятанные документы так и остались невостребованными до наших дней, помещенные в сейф одного из центральных швейцарских банков. Об этом опальный кэгэбист узнал в свое время из письма самого Радека своей жене в Лондон, написанное им незадолго до ареста. Известен также банк, и даже часть номера сейфа, куда этот деятель международного СД-движения спрятал свои "сокровища". Осталось только убедить руководство банка раскрыть хранилища и предоставить ценные документы на суд истории, и тогда тайна Оука лопнет окончательно, и вывалит наконец на свет все свое нутро в самом что ни на есть натуральном виде, а человечество получит еще один знаменательный по своей значимости урок, без которого спокойно могло бы обойтись, если бы проявило элементарную бдительность еще в том далеком 29-м...
  
   Конец третьей части.
  
  
   **********************************************************************************
  
   ПРИМЕЧАНИЯ.
  
   1. Литораль - зона морского дна, затопляемая во время прилива и осушаемая при отливе.
  
   2. После войны выяснилось, что этой субмариной могла быть U-54 - средняя подводная лодка серии VII-В, вступившая в строй в 1939 году и пропавшая без вести при выполнении боевого задания в Северной Атлантике в период между 23 февраля и 12 апреля 1940 года. Такой разброс дат объясняется тем, что в разных документах приводятся различные причины гибели U-54 - от таранного удара французского миноносца в Бискайском заливе до торпедирования британской подводной лодкой в Северном море. Канадцы заявили о потоплении неизвестной подлодки в окресностях Оука 5 февраля, но немцы так никогда и не подтвердили, что они вообще что-то теряли в том районе. Вместе с субмариной исчез и 41 человек её экипажа во главе с корветтен-капитаном Генрихом Клаасом, который до службы на U-54 был командиром подразделения боевых пловцов в Гютвикене, созданном по поподобию аналогичных итальянских формирований и в годы войны проведших ряд успешных диверсионно-террористических операций против флотов союзников.
  
   3. По этому поводу существует легенда (перешедшая в разряд официальных), что Бенёвский, перед тем как организовать мятеж, открыл своим будущим подельщикам великую государственную тайну: оказывается, он, мол, попал на Камчатку не из-за "польских дел", а из-за одной весьма щепетильной миссии - царевич Павел, насильственно лишенный своей матерью Екатериной прав на российский престол, поручил ему, Бенёвскому отвезти письмо римскому императору Иосифу Второму, в котором просил руки дочери императора, но Екатерина, каким-то образом узнав об этом, приставила к собственному сыну караул, а самого Бенёвского сослала на каторгу. Письмо также оказалось при Бенёвском - оно находилось (как донесла до нас история) в зеленом бархатном конверте, и было сочинено им еще по дороге на Камчатку.
  
   4. Екатерина II приняла великодушное решение простить всех участников "одиссеи большерецких острожников" и разрешила им вернуться в Россию "без понесения какого-нибудь наказания" при условии принятия присяги на верность императрице и клятвы о не разгашении под страхом смертной казни государственной тайны о Большерецком бунте.
  
   5. На основе образцов, привезенных из США в СССР, были впоследствии разработаны лучшие в своём классе быстроходные танки БТ-2, БТ-5 и БТ-7, выпускавшиеся в 1931-1941 г.г. сверхмассовыми сериями, а также лучший средний танк второй мировой войны - Т-34. Сами американцы идеями своего собственного инженера воспользоваться не соизволили до самого начала "холодной войны" с СССР.
  
  

<<< Назад  


  **********************************************************************************
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.
   ТАЙНА ОСТРОВА ОУК.
  
   **********************************************************************************
  
   1. Аборигены...............................................................................
   2. Тайник......................................................................................
   3. Денежная Шахта.....................................................................
   4. Одноногий Джо Селлерс........................................................
   5. "Синдикат Труро".....................................................................
   6. Прочие соискатели.................................................................
   7. Открытие Дэниеля Блэнкеншипа..........................................
   8. Хронология...............................................................................
   9. "Дешимаг Франкфурт"..............................................................
   10. "Немецкие корни советской авиации"....................................
   11. Карл Оппельбаум....................................................................
   10. "Немецкие корни советской авиации"....................................
   11. Карл Оппельбаум....................................................................
   12. "Одиссея большерецких острожников"..................................
   13. Программа полковника Бенёвского.......................................
   14. Штурман Иван Устюжин..........................................................
   15. Дневник штурмана Устюжина.................................................
   16. Сталинская супериндустриализация.....................................
   17. Зловещие мертвецы................................................................
  
  
  

Начало Антигравитация Катаклизм НЛО Рейха Катастрофы НЛО Расследование Геополитика Человек Слухи Х-Files Фото
Следы Богов Антарктида Бессмертие Библия Египет Технологии  Луна Марс Система Вселенная Источники Форум Автор

Мои сайты :
ХОТИТЕ ЖИТЬ ВЕЧНО? НЕ ПРОПУСТИТЕ.

TopList

В начало
Rambler's Top100